Сочинение «Несколько слов о Братьях Карамазовых…»

Загрузка...

«Сердце сокрушенно и смиренноБог не уничижит»Пс.50О творчестве Ф. М.Достоевского я знала очень мало. Честнее будет признать, что не знала вовсе ничего. Школьный курс, делающий упор на ’’Преступление и наказание ‘ ‘, его мрачными и странными, для 14-ти летних, образами ’’желтых стен ’’ и ’’тварей дрожащих ’’, едва ли способствовал желанию узнать что-либо подробнее и глубже о таком авторе и его персонажах. Поэтому, неудивительно, что лишь спустя много лет, я смогла вновь открыть для себя Достоевского. Правда, не историю Раскольникова, а «Братьев Карамазовых». Мой внутренний куратор, подсказывающий и направляющий среди разношерстной литературы, заполонившей прилавки, упрямо настаивал, на классике. Что ж, через месяц ожидания (т. к. книга в районной библиотеке оказалась всего одна), наконец получаю экземпляр на руки. Скорей, скорей бы свидеться!

Открыв, начинаю читать и, первые три главы пролетают радостно и незаметно. А затем - начинается штопор. Спотыкаюсь на каждом слове и при всей легкости и простоте языка, не сразу могу уловить смысл. Некоторые фразы приходится перечитывать по нескольку раз, но то ли еще будет! Когда весь ’’Великий Инквизитор’’, просто не воспримется с первого раза.

Стараюсь учитывать все - и разность времени, когда писалось и когда читается, и особенность языка автора, которого не раз называли ’’учителем’’, воспитателем, ’’своим искусством перестраивающим человеческую душу’’. Но если помнить о школьном курсе ’’тяжелого’’, ’’мрачного’’, ’’депрессивно - нагружающего’’ Достоевского, каким он представлялся тогда, сопротивление текста было колоссальным.Сильнейший толчок в лице старца Зосимы, и я лечу дальше, глотая одну главу за другой, в ожидании его известных ’’Напутствий’’. А когда начинаю читать и их, все становится на свои места.

Духовное наследие Оптиной пустыни, о которой так много читано и передумано, поучениями святых отцов которой, пытаюсь руководствоваться в повседневной жизни, просвечивает сквозь каждое слово старца. Становится так тепло и уютно на сердце, будто встретил старого и мудрого друга. И все слова близки и принимаемы каждой клеточкой как свое, родное, почти не откровение, а - норма, привычка, закон.« Не забывай молитвы!

Каждый раз в молитве твоей, если она искренна, мелькнет новое чувство, а в нем и новая мысль, которую ты прежде не знал и которая вновь ободрит тебя и поймешь, что молитва есть ВОСПИТАНИЕ…»«Смирение любовное – страшная сила, изо всех сильнейшая, подобной которой и нет ничего».«Любовь - учительница, но нужно уметь ее приобрести, ибо она трудно приобретается, дорого покупается, долгою работою и через долгий срок, ибо не на мгновение случайное надо любить, а на весь срок. А случайно-то и всяк полюбить может, и злодей полюбит».«Помни особенно, что не можешь ничьим судиею быть. Ибо не может быть на земле судья преступника, прежде чем сам сей судья не познает, что он такой же точно преступник, как и стоящий перед ним, и что он-то за преступление стоящего перед ним, может прежде всех и виноват. Когда же постигнет сие, то возможно и стать судиею.

Как ни безумно на вид, но, правда сие».«Отцы и учители, мыслю: «Что есть ад?». Рассуждаю так: «Страдание о том, что нельзя уж более любить »Душа устремляется навстречу родному и узнаваемому до ужаса и скорби облику человеческому. И присмотревшись, понимаю, что и Ивана с его отчаянной ’’теорией вседозволенности’’, и разнузданного Дмитрия, который не умел побороть свои страхи, запутался в грехах и чуть не сожран был гордынею своею, я хорошо знаю. Стоит глубже заглянуть в себя, искренне не убоявшись своей темной стороны. Заброшенный еще при Адаме порок, благополучно прижился, найдя себе натуры ’’по вкусу’’, и живет тут припеваючи, разъедая души изнутри. Ибо кто не хочет быть богатым или знаменитым, зацепятся другим.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Урок как основная форма обучения